Глава авиакомпании «СиЛА» оценил версию с замерзанием двигателей Ан-28, севшего в тайге

13

Глава авиакомпании «СиЛА» оценил версию с замерзанием двигателей Ан-28, севшего в тайге

Генеральный директор авиакомпании «СиЛА», чей самолет 16 июля совершил аварийную посадку в Томской области, прокомментировал версию об обледенении двигателей судна. По его словам, называть это основной причиной ЧП — преждевременно.

Напомним, самолет Ан-28 авиакомпании «СиЛА» выполнял в пятницу днем рейс по маршруту Кедровый — Томск. Во время полета над Бакчарским районом у борта сработал аварийный маяк и самолет пропал с радаров. Спустя полтора часа самолет нашли, около него находились пассажиры и экипаж. Все остались живы. Следственный комитет на транспорте после произошедшего возбудил уголовное дело по статье 263 УК РФ «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта». В СК сообщили, что у самолета на десятой минуте полета отказали оба двигателя.

В среду «Коммерсантъ» со ссылкой на источники сообщил, что у следствия есть основная версия произошедшего. По данным издания, 16 июля над Бакчарским районом были плотные дождевые облака на высоте от 500 до 4 тысяч метров, в пределах облачности была зона перехода температуры воздуха от положительных к отрицательным значениям. Близкие к расследованию дела источники сообщили «Ъ», что самолет при взлете попал в зону высокой влажности и отрицательных температур, что привело к обледенению двигателей и их остановке. При этом издание сообщило, что, по словам экспертов, «причиной всех проблем были неработающие или включенные слишком поздно противообледенительные системы самолета».

За комментариями о такой версии ЧП vtomske.ru обратился к генеральному директору «Сибирской легкой авиации» Андрею Богданову.

«Пока все версии не будут отработаны, голословно обвинить, что вошли в зону обледенения — самое простое. Да, это было, но явилось ли это основным фактором? Самолет может эксплуатироваться от -50 °С до +50 °С, и я не думаю, что на земле было +13 °С, а на высоте в три тысячи метров было что-то экстраординарное. Люди насмотрятся фильмов-катастроф, как на лету вертолеты замерзают… Топливо в баках тоже — у него температура замерзания — порядка -55 °С, это тоже не могло послужить (причиной — прим.ред.). Плюс любые обледенения, внешние воздействия, никогда не бывает одновременного выключения (обоих двигателей — прим.ред.). Очень много вопросов пока», — сообщил корреспонденту vtomske.ru Андрей Богданов.

По его словам, пока говорить о какой-либо причине ЧП рано, рассматриваются сейчас разные версии произошедшего, оцениваются действия экипажа, техническая часть, погодные условия.

«При -20 °С никогда не будет обледенения, воздух сухой, а вот самое эффективное обледенение начинается как раз в диапазоне температур от +5 °С до -10 °С, то есть попасть в зону обледенения не значит, что можно попасть в отрицательные температуры. Можно так обледенеть при +1 °С, что мало не покажется. Да, у них были такие условия. Но мы не первый год эксплуатируем этот самолет, он далеко не новый, экипаж опытный, они бывали уже в таких условиях, бывали условия и похуже, тем не менее все было хорошо. То есть внешние условия были такие, но явилось ли это причиной, я не могу пока сказать», — добавил он.

Как отмечалось ранее, если на самолете появляется ледяная корка, то на приборной панели автоматически должна загореться предупреждающая табличка, а все защитные системы также включатся автоматически, без участия пилотов.

При этом, исходя из руководства по эксплуатации самолета, на подходе к возможной зоне обледенения, где есть облака, туман, снег, дождь, морось, температура воздуха за бортом ниже +5 °С, пилоты должны перевести управление в ручной режим и активировать системы противообледенения, включить обогрев стекол в кабине. После прохождения такой зоны экипаж может вернуться к автоматическому режиму.

По словам Андрея Богданова, после происшествия он общался со вторым пилотом, который сообщил, что срабатывания датчика обледенения в полете не было.

«Да, на самолете есть датчик обледенения, он срабатывает, и при автоматическом режиме (управления — прим.ред.) включаются противообледенительные системы. Автоматический режим включен у них всегда. Экипаж неоднократно уже допрашивал следственный комитет, комиссия не один раз с ними беседовала. Я, к сожалению, далеко от этого дела, не участвую в работе комиссии, не вижу протоколов. Но у меня был только разговор после аварии со вторым пилотом, он мне кратенько все объяснил, рассказал, ответил на мои вопросы. По заявлению второго пилота, какого-либо срабатывания датчика обледенения не было», — рассказал гендиректор авиакомпании.

Андрей Богданов отметил, что расследование дела — долгий многоступенчатый процесс, в который вовлечен ряд ведомств. При этом он подчеркнул, что называть причины произошедшего на данном этапе некорректно, так как эксперты рассматривают всевозможные версии.