Глава томского «Женского голоса»: мы стали иноагентами из-за гранта от немецкого фонда

165

Глава томского «Женского голоса»: мы стали иноагентами из-за гранта от немецкого фонда

Поводом для включения томской правозащитной организации «Женский голос» в реестр выполняющих функции иностранного агента стало получение ей гранта от немецкого фонда Розы Люксембург, считает глава организации Татьяна Дмитриева.

Накануне Министерство юстиции РФ включило томскую региональную общественную организацию по защите прав и интересов женщин «Женский голос» в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента. Организация занимается оказанием правовой, социально-психологической помощи женщинам Томской области, содействия женщинам в решении проблем, связанных с семьей, материнством и детством.

Как рассказала корреспонденту vtomske.ru президент «Женского голоса» Татьяна Дмитриева, официально министерство организацию о наделении статусом иноагента не уведомляло. В организации предполагают, что связано включение в реестр с получением гранта от иностранного фонда.

«Ранее мы провели конференцию, посвященную 150-летию Розы Люксембург и получили в качестве гранта небольшую сумму — около 250 тысяч рублей — из российского филиала фонда Розы Люксембург. Это немецкий фонд, который, в основном, занимался гуманитарными проектами, и недавно был признан нежелательной организацией и перестал вести деятельность в России. Иноагентами признаются организации, которые в совокупности получают деньги из иностранных источников и занимаются политической деятельностью. Но мы никакой политической деятельностью не занимались. Хотя, как мне сказали, проведение пикетов, которым мы занимаемся, также является политической деятельностью. Думаю, это из-за гранта и конференции», — отметила Татьяна Дмитриева.

Российским законодательством предусматривается, что решение о включении организаций в реестр иностранных агентов может быть обжаловано через суд.

Татьяна Дмитриева отметила, что решение, будет ли организация обращаться в суд с жалобой, будет приниматься после изучения всех правовых вопросов.

«В понедельник я позвоню в Минюст и все узнаю. Дело все в том, что когда мы выиграли грант, я специально спрашивала, какие могут у этого быть последствия и консультировалась с юристом, который занимается НКО. Мне говорили, что признание следует за «совокупностью». Поэтому мы после получения и не устраивали публичных мероприятий, ничего даже не говорили о законе против домашнего насилия. В итоге нас признали. Кто-то говорит, что надо обжаловать, другие — что надо закрыть эту организацию и регистрировать новую, чтобы сохранить наш приют. Также для нас важно реализовывать все наши большие проекты и иметь возможность получать гранты, так как никто за работу в приюте и деятельность не получает денег, все волонтеры. <…> Сейчас мы будем изучать закон, все правовые вопросы. Пока в подвешенном состоянии», — поделилась глава организации.